Этот взгляд должен быть заменён совершенно другим взглядом. Конечно, необходимо признать, что третий мир, мир объективного знания или, выражаясь более общо, мир объективного духа , создан человеком. Вся эта история заслуживает тщательной переоценки: Эпистемология без субъекта знания.

поппер субъект познания

Три тезиса об эпистемологии и третьем мире 2. Биологический подход к третьему миру 3. Объективность и автономия третьего мира 4. Язык, критика и третий мир 5. Платонизм и неоплатонизм 5. Больцано и Фреге 5. Оценка и критика эпистемологии Брауэра 7. Субъективизм в логике, теории вероятностей и физике 7. Логика и биология научного исследования discovery 9. Открытие discovery , гуманизм и самотрансцендентальность. Прокуратура проверит зоопарк в Приморье, где леопард напал на ребенка Землетрясение магнитудой 7,8 произошло у берегов Гондураса В Калифорнии жертвами оползней стали 13 человек На Сахалине из снежного плена освободили десятки автомобилей Концерт памяти Андрея Карлова прошел в Анкаре Компания Kodak объявила о создании собственной криптовалюты Самую маленькую флешку на 1 ТБ представили на выставке в Лас-Вегасе Британские физики создали сенсор влажности на базе оксида графена Учёные рассказали, как распознать больного человека по лицу Некоторые животные прорываются через мелколесье, чтобы достичь водопоя. Другие животные находят, что легче всего использовать тот же самый путь. Таким образом, посредством использования последний может быть расширен и улучшен. Он не планируется, а является непреднамеренным следствием потребности в легком и быстром передвижении. Именно так первоначально создается какая-нибудь тропа — возможно, также людьми — и именно так могут возникать язык и любые другие институты, оказывающиеся полезными. И именно этому они обязаны своим существованием и развитием своей полезности. Они не планируются и не предполагаются, возможно, в них нет необходимости, прежде чем они возникнут. Однако они могут создавать новую потребность или новый ряд целей: Таким образом, может возникнуть целый новый универсум возможностей, или потенциальностей, — мир, который в значительной степени является автономным. Самый яркий пример в этом отношении представляет собой сад. Хотя он мог быть спланирован с чрезвычайной заботой, в дальнейшем он, как правило, принимает частично неожиданные формы. Но даже если он и потом оказывается четко спланированным, некоторыенеожиданные взаимоотношения между спланированными объектами в саду могут порождать целый универсум возможностей, новых возможных целей и проблем. Мир языка, предположений, теорий и рассуждений, короче, универсум объективного знания, является одним из самых важных созданных человеком универсумов, которые, однако, в то же самое время в значительной степени автономны. Однако указанная автономия третьего мира лишь частичная: И каждый такой шаг будет создавать новые непреднамеренные факты, новые неожиданные проблемы, а часто также и новые опровержения.

Существует также обратная связь, направленная от наших творений на нас, из третьего мира на второй мир. Это воздействие исключительно важно, ибо новые неотложные проблемы стимулируют нас на новые творения. Другими словами, мы начинаем с некоторой проблемы Р 1 , переходим к предположительному, пробному решению или предположительной, пробной теории ТТ , которая может быть частично или в целом ошибочной; в любом случае она должна быть подвергнута процессу устранения ошибки ЕЕ , который может состоять из критического обсуждения или экспериментальных проверок; во всяком случае, новые проблемы Р 2 возникают из нашей собственной творческой деятельности, но они не являются преднамеренно созданными нами, они возникают автономно из области новых отношений, появлению которых мы не в состоянии помешать никакими действиями, как бы активно ни стремились сделать это. Автономия третьего мира и обратное воздействие третьего мира на второй и даже на первый миры представляют собой один из самых важных фактов ростазнания. Развивая наши биологические соображения, легко увидеть, что они имеют исключительное значение для теории дарвиновской эволюции: Она делается схемой поиска истины и содержанияпутем рационального обсуждения. Эта схема описывает способ, которым мы поднимаем себя за волосы. Она дает рациональное описание эволюционной эмерджентности, описание нашей самотрансцендентальности посредством отбора и рациональной критики. Вся научная деятельность есть деятельность, направленная на рост объективного знания. Мы являемся работниками, которые способствуют росту объективного знания, подобно каменщикам, строящим собор. Наша деятельность в науке подвержена ошибкам, подобно всей человеческой деятельности. Мы постоянно делаем ошибки. Делятся на фактические содержательные , логические связанны с неправильным ходом мышления, с нарушениями правил логики. Логические ошибки бывают непраднамеренными — паралогизмы и преднамеренными — софизмы. Заблуждения и ошибки в познании неизбежны. Задача ученых заключается в том, чтобы обнаруживать ошибки в познании и вытеснять их из сферы познания. Кроме классической концепции истины существуют иные концепции. Для нее характерно отождествление истины с ее эффективностью. Истина соотносится не с действительностью, а с деятельностью человека, а значит эта концепция не решает проблему соответствия знания самому объекту.

Эта концепция, как и другие ставит важные гносеологические проблемы, решение которых связанно с выявлением содержания истины. Классическое определение истины не раскрывает ее содержания, которое составляет единство объективного и субъективного, абсолютного и относительного. Гносеологическая категория, это значит, что она характеризует знания о предмете. Реальный же предмет рассматривается как истинный или нет лишь объективными идеалистами, которые считают, что нечто тогда будет истинны, когда оно соответствует своей идее. Если же истину понимать как соответствие знания об объекте, реальному объекту, то нельзя считать сам предмет истинным или не истинным. Объект существует сам по себе и совершенно безразличен к истине. Истина формируется в результате взаимодействия субъекта и объекта познания и поэтому она представляет собой единство объективного и субъективного. Объективность истины обусловлена реально существующим объектом, адекватное отражение которого определяет объективные знания о нем. Объективная истина объективные знания — это содержание знаний, которое определяется объектом и не зависит от субъекта познания.

Карл Поппер. Эпистемология без познающего субъекта

Земля — это планета солнечной системы. По своему содержанию это объективно истинное суждение. Выражает явление, существующее независимо от субъекта. Признавать объективную реальность значит признавать объективную истину. В то же самое время данное суждение по форме является субъективным. Будучи характеристикой знания истина вне человеческого сознания не существует. Кроме того в содержание знания привносится еще субъективный момент, связанный с особенностями познающего субъекта, человеческим уровнем знания, с применением различных познавательных процедур. Как известно, индуктивные выводы проблематичны. Эмпирические подтверждения не позволяютопреде- лить истинность наших теорий, считает Поппер. К таким теориям Поппер относит психоанализ 3.

  • Какую надо прикормку для лещей крупных
  • Нарисовать рыбака ловящего рыбу
  • Отчеты по рыбалке в кургане
  • Штраф за ловлю рыбу ночью
  • Фрейда, индивидуальную психологию А. Но есть ли от него какая-либо польза? Поппер признает, что благодаря усилиямЛ. Мой ответ на эту проблему такой же, как у Юма: Однако есть еще вторая логическая проблема L 2 индукции, являющаяся обобщением проблемы L 1. На эту проблему я даю утвердительный ответ. Да, предположение истинности проверочных высказываний иногда позволяет нам оправдать утверждение о ложности объяснительной универсальной теории. Этот ответ приобретает большое значение, если подумать о ситуации, в которой перед нами оказывается несколько объяснительных теорий, предлагающих конкурирующие решения некоторой проблемы. Проблема выбора из нескольких теорий — наводит на мысль о третьей формулировке проблемы индукции:. В свете моего ответа на L 2 ответ на L 3 становится очевидным: Ведь может так случиться, что наши проверочные утверждения опровергнут некоторые — но не все — из конкурирующих теорий, а так как мы ищем истинную теорию, то отдадим предпочтение тем из них, ложность которых пока еще не установлена.

    К. Поппер: познание мира, наука и философия

    Комментарии к моему решению логической проблемы индукции. L 1 — это попытка перевести юмовскую проблему на язык объективной терминологии. Юм говорит о будущих единичных случаях, с которыми мы не встречались раньше, то есть об ожиданиях, в то время, как в L 1 речь идет об универсальных законах. Таким образом, от юмовской проблемы мы переходим к проблеме верности универсальных теорий. Мой отрицательный ответ на проблему L 1 следует понимать в том смысле, что все законы или теории следует считать гипотетическими, или предположительными, то есть просто догадками. Против этой точки зрения открыто выступил профессор Гильберт Райл. Впервые меня заставила усомниться в такой точке зрения теория гравитации Эйнштейна: Из положительного ответа на L 1 вытекает, что наше научное описание мира приблизительно верно. Какой бы метод мы ни использовали, шансы обнаружить истинные закономерности весьма малы, в наших теориях будет множество ошибок.

    Карл Поппер. Объективное знание. Глава 3. Эпистемология без субъекта знания

    Очень важно, что мой ответ на проблему L 2 согласуется со следующей, несколько ослабленной формой принципа эмпиризма: Потому что, ввиду L 1 и ответа на L 1 , оказывается, что мы можем установить, самое большее, ложность теории, а уж это действительно возможно, ввиду ответа на L 2. Мои формулировки и решения проблем L 1 , L 2 и L 3 построены полностью в рамках дедуктивной логики.

    поппер субъект познания

    С точки зрения дедуктивной логики подтверждение и опровержение при помощи опыта несимметричны. А из этого следует чисто логическое различие между уже опровергнутыми гипотезами и пока еще не опровергнутыми и предпочтительность последних перед первыми — хотя бы только с теоретической точки зрения, что делает их теоретически самыми интересными объектами для дальнейших испытаний. Предпочтительность теорий и поиски истины. Возможны ли какие-то чисто рациональные, в том числе эмпирические, аргументы в пользу предпочтительности одних предположений или гипотез по сравнению с другими? Я буду различать теоретическую и прагматическую предпочтительность. Когда теоретик окончательно усвоит, что истинность той или иной научной теории невозможно обосновать эмпирически, то есть при помощи проверочных высказываний, тогда он может задуматься над такими вопросами: Какие принципы предпочтения следует нам принять? Если теоретика интересует истинность, его должна также интересовать и ложность. Опровержение теории всегда представляет теоретический интерес.

    поппер субъект познания

    Хотя оно и интересно, все же оно не удовлетворяет стремление теоретика отыскать истинную объяснительную теорию. Любая новая теория, кроме успеха там, где преуспела предыдущая теория, должна будет добиться успеха и там, где ее предшественница потерпела неудачу, то есть там, где она была опровергнута. Новая теория будет ценна не только из-за ее успеха и из-за того, что она, возможно, истинна, а еще и из-за того, что она, возможно, ложна: Новая теория, как и все неопровергнутые теории, может оказаться ложной. При помощи этого метода исключения можно наткнуться и на истинную теорию. Однако этот метод ни в каком случае не может установить ее истинность, даже если она истинна, потому что количество теорий, которые, возможно, истинны, остается бесконечным в любой момент времени и после любого количества решающих испытаний. Этот критерий состоит в том, что хотя новая теория должна объяснять то же самое, что объясняла и старая теория, она корректирует старую теорию, то есть она по сути дела противоречит старой теории: Теория Эйнштейна противоречит теории Ньютона, которую она также объясняет и включает в себя в качестве приближения. Описанный мною метод можно назвать критическим методом. Он состоит в том, чтобы выдвигать теории и подвергать их самым строгим испытаниям, какие мы только сможем изобрести. Поскольку число возможных теорий бесконечно, этот метод не может помочь определить наверняка, какая из теорий истинна, как не может этого и никакой другой метод. Однако, ничто не гарантирует возможность прогресса в сторону лучших теорий. Проверяемость гипотезы возрастает и убывает в зависимости от ее информативного содержания, а, следовательно, от ее невероятности в смысле исчисления вероятностей. Подкрепленность теории — это оценочный отчет о ее предыдущем функционировании. Подкрепление имеет сравнительный характер: Человеку практического действия всегда приходится выбирать между несколькими более или менее определенными альтернативами, поскольку даже бездействие есть род действия. Но всякое действие предполагает наличие некоторых ожиданий, то есть теорий о мире. Какую из теорий выбрать человеку действия? Существует ли такая вещь, как рациональный выбор? Эти вопросы подводят нас к прагматической проблеме индукции:. Мой ответ на Pr 1: Мой ответ на Pr 2: Как основание для практических действий следует предпочесть лучше всего проверенную теорию. Однако, нам следует всегда, даже в практических действиях, предвидеть возможность того, что наши ожидания не оправдаются. Такого рода соображения и придают такую важность юмовскому и моему отрицательному ответу на H L , L 1 и Pr 1. Ведь теперь совершенно ясно видно, почему следует остерегаться, как бы наша теория познания не доказала слишком много.

    Говоря точнее, никакая теория познания не должна пытаться объяснить, почему нам удается что-то успешно объяснить. Предыстория моей переформулировки юмовской психологической проблемы индукции. Индукция, как формирование веры на основе повторения — это миф. Вначале у животных и детей, а потом и у взрослых я замечал могущественную потребность в закономерности — потребность, которая заставляет их искать закономерности, которая иногда даже заставляет находить закономерности там, где их нет. Потребность навязать окружающему миру такие закономерности у нас, конечно, врожденная, она основана на побуждениях, на инстинктах. Есть общая потребность в том, чтобы мир согласовывался с нашими ожиданиями. Это привело меня сперва к заключению, что ожидания могут возникать без всякого повторения или до него, а позднее — к логическому анализу, показавшему, что они и не могли бы возникнуть иным образом, потому что повторение предполагает подобие, а подобие предполагает точку зрения — теорию или ожидание. Так я на логических основаниях пришел к выводу, что юмовская индуктивная теория формирования верований никак не может быть верной. Это привело меня к эвристическому предположению, что в общем случае все, что верно в логике, верно и в психологии, при условии правильного переноса. Это привело меня к следующей формулировке: Он пытается уничтожить свои собственные теории: Амеба же не может критиковать свои ожидания или гипотезы; она не может их критиковать потому, что не может посмотреть на свои гипотезы со стороны: Критике доступно только объективное знание: А объективным оно становится тогда, когда мы говорим то, что мы думаем, и еще более — когда мы записываем это или печатаем.

    поппер субъект познания

    Ясно, что метод проб и устранения ошибок в большой степени опирается на врожденные инстинкты. Я всегда гордился тем, что я не из тех философов, которые занимаются верой: Такие философы — теоретики познания и, беря за отправную точку субъективный опыт, они не умеют отличить объективное знание от субъективного. Это заставляет их верить в веру, или мнение, как в родовое понятие, подвидом которого является знание. Переформулировка психологической проблемы индукции. По вышеназванным причинам я не считаю психологическую проблему индукции частью моей объективистской теории познания, но я думаю, что сформулированный мною принцип переноса подсказывает следующие проблемы и ответы на них. При критическом рассмотрении некоторой теории, но не с какой-либо прагматической точки зрения , а с точки зрения достаточности фактических данных для ее подтверждения, всегда ли мы испытываем чувство полной уверенности в ее истинности, даже когда речь идет о самых проверенных теориях, таких как теория о ежедневном восходе Солнца? Я думаю, что ответ на это должен быть: Если обдумать фактические данные и оценить то, что они позволяют нам утверждать, то нам придется признать, что Солнце завтра может все-таки не взойти над Лондоном, например, потому что Солнце может взорваться в течение ближайшего получаса. С другой стороны, можно спросить:. Являются ли эти глубоко укорененные прагматические мнения , которых все мы придерживаемся, такие как вера в то, что завтра обязательно наступит, иррациональным результатом повторения соответствующих событий? Теория повторения в любом случае никуда не годится. Традиционная проблема индукции и несостоятельность всех принципов или правил индукции. Основную схему традиционной проблемы индукции можно сформулировать по-разному:. Идея принципа индукции есть идея высказывания, рассматриваемого как метафизический принцип, как априорно истинное, как вероятное или, может быть, как простое предположение, — которое, если бы оно было верно, давало бы достаточные основания полагаться на закономерности. Любой принцип индукции неверен. За рамками проблем индукции и демаркации. Мое решение проблемы индукции пришло ко мне много времени спустя после того, как я решил, по крайней мере для себя, проблему демаркации разграничения между эмпирической наукой и псевдонаукой, особенно метафизикой.

    Только после решения проблемы индукции я начал считать проблему демаркации объективно более важной, потому что подозревал, что речь идет всего лишь об определении науки. Я понял, что следует отказаться от поисков оправдания в смысле подтверждения претензий теории на истинность. Все теории представляют собой гипотезы — все могут быть опровергнуты. Вместе с тем, я был далек от того, чтобы предложить отказаться от поисков истины: Мы испытываем [теории] на истинность, устраняя ложь. Скоро стало ясно, что проблема демаркации и мое решение в вышеприведенной формулировке несколько формальны и нереалистичны: Так я пришел к идее методологических правил и к фундаментальному значению критического подхода, то есть подхода, избегающего политики иммунизации наших теорий от опровержения. В то же время, я понял и обратное — определенное значение догматического подхода: Два облика здравого смысла: В наши дни совершенно необходимо извиняться за то, что ты в какой бы то ни было форме интересуешься философией. Большая часть профессиональных философов, похоже, потеряли контакт с реальностью. Тем не менее, у всех у нас есть своя философия, знаем мы о том или нет, и эти наши философии немногого стоят. Однако воздействие наших философий на наши поступки и на нашу жизнь часто бывает опустошительным. Поэтому необходимо попытаться улучшить наши философии с помощью критики. Это единственное извинение продолжающегося существования философии, которое я могу предложить. Наука, философия, рациональное мышление — все они должны начинать со здравого смысла. Как может такая расплывчатая и ненадежная вещь, как здравый смысл, послужить нам исходным пунктом? Любое множество предположений нашего здравого смысла можно в любой момент поставить под вопрос и подвергнуть критике; и часто в результате успешной критики это предположение отвергается. В этом случае здравый смысл либо претерпевает соответствующее исправление, либо мы выходим за его пределы и заменяем его теорией. Итак, мы начинаем со смутного исходного пункта и строим наше знание на ненадежных основаниях. Вместе с тем мы можем двигаться вперед и иногда, после некоторой критики, можем увидеть, что мы были неправы; мы можем учиться на своих ошибках, на понимании того, что мы допустили ошибку. Здравый смысл особенно сбивает нас с толку в теории познания. Дело в том, что существует теория познания, присущая здравому смыслу — ошибочная теория о том, что мы приобретаем знание о мире, открывая глаза и глядя на него или — в более общем виде — путем наблюдения. Мой первый тезис состоит в том, что нашим исходным пунктом является здравый смысл, а главным орудием при продвижении вперед — критика.

    воблеры продажа рыболовные снасти
    Наши эксперты:
    яндекс маркет надувные лодки пвх
    Алексей

    Мастер спорта международного класса, восьмикратный чемпион мира по ловле спиннингом.
    Автор целого ряда статей и учебных фильмов.
    Любимая ловля - ловля щуки и окуня поверхностными приманками, рывковыми воблерами, ловля форели. Эксперт компании Москанелла.

    костюм для рыбалки универсал
    Алексей

    Рыболов универсал
    Стаж ловли спиннингом более двадцати лет.
    Первый чемпион России по спортивной ловле карпа.
    Автор целого ряда ТВ программ, книг и статей о рыбной ловле.
    Эксперт Клуба рыболовных путешествий.

    рыбалка на волге астраханская обл
    Алексей

    Опытный спиннингист, автор целого ряда оригинальных приманок, эксперт и поклонник стиля «ultra light». Эксперт компании Москанелла.

    мормышки в рыбацком
    Юрий
    Мастер спорта международного класса.Специалист по поплавочной ловле, обладающий огромным опытом спортивной и любительской рыбалки. Чемпион Европы 2006 года. Серебряный призер чемпионата мира 2010 года. Эксперт компании Москанелла.
    honda лодочный мотор купить в перми
    Андрей

    Мастер спорта международного класса, четырехкратный чемпион мира по ловле спиннингом, двухкратный победитель турнира Pro Anglers League. Член Российской сборной по ловле басса. Эксперт компании Москанелла

    рецепт карпа запеченного в духовке целиком видео
    Алексей

    Мастер спорта международного класса, чемпион мира 2011 года. Эксперт по ловле фидером и методом карпфишинг. Обладает уникальным опытом практической ловли в самых различных условиях. Эксперт компании Москанелла.

    марка 1967 большой морозильный рыболовный траулер
    Александр

    Нахлыстовик - спортсмен, инструктор по технике заброса. Инструктор Международной Федерации Нахлыстовиков по забросам одноручным и двуручным удилищами. Член Golden Gates Angling & Casting Club (USA). Участник международных соревнований по нахлыстовому забросу одноручным и двуручным удилищами. Многократный призер Российских соревнований по ныхлыстовому забросу одноручным и двуручным удилищами. Эксперт компании Москанелла.